Remontoff23.ru

Про Ремонт
5 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Краткое содержание романа цемент

«Котлован», анализ повести Платонова

«Котлован» — повесть Платонова, завершенная в начале 1930-х годов и рассказывающая о пике коллективизации. При жизни писателя произведение опубликовано не было. В Советском Союзе его впервые издали только в 1987 году.

Краткая история создания

Зачастую в качестве времени написания «Котлована» указывается период с декабря 1929 по апрель 1930 года. Даты были проставлены самим Платоновым на титульной странице второй машинописной редакции произведения на месте вырезанного первоначального варианта. Современные исследователи творчества писателя не считают, что повесть создавалась точно в указанный период. Впрочем, вышеназванный временной промежуток Платонов выбрал не случайно. Этот период – пик коллективизации, о которой и идет речь в «Котловане».

Название

Платоновская повесть получила название по аналогии с популярными производственными романами 1920-30-х годов – «Бруски» Панферова, «Цемент» Гладкова, «Лесозавод» Караваевой и так далее. Большая часть подобных названий имела метафорическое значение. В частности, цемент у Гладкова – не только строительный материал, выпускающийся на заводе, но и рабочий класс, которому суждено скрепить «трудовые народные массы» и выступить в роли фундамента новой жизни. Платонов следует литературному шаблону того времени. Котлован – это место, где разворачивается значительная часть действия, а также яма и могила. В итоге в платоновской повести рядовой строительный объект, коих немало было в первую советскую пятилетку, превращается в символ исторического тупика. Копание котлована в произведении – первый этап строительства общего дома для пролетариев. В финале котлован так и не выкопан до конца.

Тематика

Важнейшая тема произведения – тема поиска истины, смысла жизни. Главным образом этим занят Вощев. Ему без смысла и без истины жизнь не мила. Пытаясь найти ответы на вечные вопросы, он забывается в работе, чтобы было не так мучительно существовать. Смысл жизни ищет не только Вощев, но и другие персонажи повести. Например, медведь, работающий на кузнице. Его Вощев берет в свидетели, что истины нет, а потом отмечает: «Он ведь только работать может, а как отдохнет, задумается, так скучать начнет». В финале произведения так и не удается обнаружить ни истины, ни смысла жизни. Настя умирает, котлован не выкопан.

Другая важная тема повести – тема смерти. Она в произведении напрямую или косвенно упоминается постоянно. Котлован походит на могилу. Насте дарят два гроба – предполагается, что в одном девочка будет спать, в другом хранить игрушки. Вощева автор называет «заочно живущим». Про рабочих, спящих в бараке, говорится, что они «были худы, как умершие». Для инженера Прушевского весь мир – «мертвое тело». Примеров можно привести еще много. Кстати, тема смерти и ее преодоления – пожалуй, самая главная во всем творчестве Платонова. Как отмечает Анатолий Рясов, в платоновских произведениях страшный опыт смерти – это одновременно и опыт бессмертия.

«Котлован» считается одним из сложнейших произведений не только в русской, но и в мировой литературе. Каждый, кто внимательно прочитает повесть, поймет ее по-своему, а при повторных прочтениях будет постоянно открывать новые грани.

Персонажи

В «Котловане» Платонов представляет читателю модель советского общества на фоне событий 1929 и 1930 гг. Например, Сафронов выступает в роли выразителя официальной идеологии. Подобные ему люди считались идейной опорой власти. Козлов – типичный приспособленец, решивший покинуть котлован ради общественной работы. Председатель окружного бюро профессиональных союзов Пашкин – функционер-бюрократ, получающий солидную зарплату.

Что касается девочки Насти, то она символизирует новую советскую Россию. Ее мать – умершая буржуйка Юлия – Россия историческая. По мысли Платонова, новая Россия, старающаяся отказаться от собственного прошлого, без России старой существовать не способна. Именно поэтому в финале умирает Настя, истосковавшаяся по матери.

Главный герой повести – Вощев, человек, пытающийся отыскать истину, обрести смысл жизни. Без этого не радует его ничего на белом свете. Есть у Вощева странное увлечение – собирать всякую ветошь «для социалистического отмщения». В финале он так же соберет деревенских жителей и приведет их на строительство котлована. Деятельность Вощева тесно связана с реальной установкой советской власти на сдачу утиля, что должно было помочь сбору денег на индустриализацию и созданию сырьевой базы промышленности. В «Котловане» деревенский народ, которого Вощев привел на стройку, — фактически такой же утиль, расходный материал. Ничего хорошего его не ждет.

Композиция

Повесть состоит из двух частей. Первая – городская. В центре повествования – копание котлована. Вторая – деревенская. Здесь основное внимание уделено созданию колхоза и раскулачиванию. Такая композиция возникает не случайно. Она соотносится с речью Сталина «К вопросам аграрной политики в СССР», произнесенной в конце декабря 1929 года на конференции аграрников-марксистов. В ней особенное внимание уделялось вопросу «уничтожения противоположности между городом и деревней». В финале действие возвращается в котлован – композиция закольцовывается.

Языковые особенности

«Котлован», как и другие платоновские произведения, отличает особенный язык. Одна из ключевых его особенностей – индивидуально-авторские сочетания. Они выполняют функции средств художественной изобразительности, а также помогают отразить авторскую философию, обратить внимание читателей на проблемы, волнующие автора.

Литературное направление и жанр

В 1920 году, будучи еще начинающим автором, Платонов заполнял анкету Первого Всероссийского съезда пролетарских писателей. Среди прочих там был следующий вопрос: «Каким литературным направлениям вы принадлежите или сочувствует?». Платонов ответил: «Никаким, имею свое». Этой позиции он придерживался на протяжении всего творческого пути.

Согласно определению самого Платонова, жанр «Котлована» — повесть. Кроме того, различные исследователи находили в произведении элементы других жанров. Среди них – антиутопия, производственный роман и даже мистерия.

Ли Харпер, «Убить пересмешника»: краткое содержание по главам

Харпер Ли «Убить пересмешника» история создания

Несмотря на то, что в книге затрагиваются серьезные темы, она будет интересна читателям различных возрастов. Издатели относят роман к возрастной категории от 12 лет и старше. В большинстве школ Соединенных Штатов Америки произведение «Убить Пересмешника» входит в школьную программу.

Читайте так же:
Как определить объем цемента

Нелл Харпер Ли англ. Nelle Harper Lee (1926-2016)

Книга, прославившая автора, явилась плодом кропотливого труда. Нелл Харпер Ли, родившаяся в небольшом провинциальном городке штата Алабама, всегда ощущала в себе талант писателя. Но всерьез заняться литературной деятельностью ей долгое время мешали различные обстоятельства. Она писала короткие рассказы и эссе в свободное от офисной работы время.

Рождественский подарок от друзей в виде годового отпуска помог Харпер Ли сосредоточиться на творчестве и создать серию рассказов, в дальнейшем переработанную в роман.

Книга «To kill a mockingbird» появляется в продаже в 60-м году 20 века. Количество страниц в романе – около 400. Книга прочитывается на одном дыхании и мгновенно завоевывает сердца читателей.

Онлайн голосование 2008 года, устроенное интернет-магазином Play.com, признало «Убить пересмешника» «лучшей книгой всех времен».

Заглавие произведения символично, и частично смысл названия раскрывается в самой книге. Аттикус Финч в разговоре с сыном называет убийство маленькой птички пересмешника греховным поступком. Птица сравнивается с невинными людьми, героями произведения.

Главные герои

Главные действующие лица с краткой характеристикой:

  1. Джин Луиза Финч – главная героиня романа по прозвищу Глазастик. От лица этой девочки ведется повествование. В начале романа ей шесть лет, она очень впечатлительный и непосредственный ребенок, который наблюдает и познает окружающий мир.
  2. Джим – старший брат Глазастика.
  3. Аттикус Финч – адвокат в небольшом южном городке Америки, отец Джима и Джин. Это герой, наделенный всеми чертами идеального отца, он служит образцом для подражания и центром мира для своих детей.
  4. Кэлпурния – чернокожая кухарка семейства Финч, занимающаяся воспитанием детей.
  5. Дилл Харрис – лучший друг детей Финч, приезжающий в Мейкомб в гости к тетке.

Вторая часть романа

Из нее читатели узнают, что негр Том Робинсон обвиняется в изнасиловании девушки Мэйеллы. Еще когда велось следствие, ее отец Боб Юэлл подговорил мужчин и те прибыли в полицейский участок, чтобы вершить самосуд. Но смелый Аттикус Финч узнал о заговоре и решил дежурить. Джим и Луиза пришли тайно вслед за отцом. Непосредственная девочка спасла Аттикуса. Она увидела в толпе Уолтера Канингема и сказала, что учится с его сыном в одном классе, дружит, и он был у них на обеде. Она смогла тронуть сердце мужчины, тот сказал налетчикам, чтобы те возвращались домой.

Так же случайно дети попали на суд. Отец не хотел этого, ведь тема – не для детских ушей. Мудрый юрист смог разрушить все доводы обвинения и доказать, что Том Робинсон не виноват.

Этого ему не смог простить Боб Юэлл. Он подкараулил детей юриста, когда они шли со школьного костюмированного бала и напал на них. Луизу спас ее неудобный, но довольно прочный костюм тыквы, а Джима Страшила Рэдли. В схватке Юэлл был убит, но шериф не стал возбуждать дело, он сказал всем, что Боб упал на свой нож.

Заканчивается произведение очень трогательно – девочка берет за руку их спасителя – Страшилу Рэдли, провожает до дома и беседует, как со старым приятелем.

На этом завершается и пересказ книги «Убить пересмешника». Краткое содержание на английском языке школьники могут составить сами, достаточно просто перевести эту статью.

Второстепенные персонажи

В книге много ярких персонажей, типичных представителей своего круга.

Это и члены многочисленного семейства Финч, и соседи, и другие жители городка и его окрестностей:

  • Кэролайн Фишер – молодая учительница в школе Джин Луизы, которая благоволит к современным методикам обучения, но мало чему может научить детей,
  • представители семьи Рэдли – соседи Финчей, отгородившиеся от жителей Мейкомба,
  • представители семьи Канингем бедные фермеры, трудолюбивые и гордые,
  • представители семьи Юэл, принадлежащие к низшим слоям, являющиеся «позором для Мейкомба» и не желающие изменить свое положение,
  • миссис Генри Лафайет Дюбоз сварливая одинокая старуха, живущая через два дома от Финчей,
  • Моди Эткинсон – независимая женщина, проживающая на одной улице с Джин и Джимом. Она отличается трезвостью взглядов и твердостью характера,
  • Александра Финч – сестра Аттикуса, представительница консервативного американского общества, старающаяся сделать из Глазастика настоящую леди,
  • Том Робинсон негр, незаслуженно обвиненный в тяжком преступлении и приговоренный к тюремному сроку,
  • Гек Тейт – добрый и честный шериф городка, старающийся следовать закону и голосу сердца.

9-11 главы

В 9 главе Луиза впервые слышит, что ее отец на суде будет защищать негра и многие не одобряли это. Девочка защищала честное имя отца, как могла, налетая с кулаками на сверстников, которые оскорбляли Аттикуса. Десятая глава поведает, как он смог издалека выстрелить и попасть в бешеную собаку и тем самым спасти от нее жителей городка.

В 11 главе отец преподал уроки правильного воспитания – он сказал, что Джим, который вытоптал камелии миссис Дюбоз, теперь будет ходить к ней каждый день и читать. Мальчик сделал это из-за того, что та тоже плохо сказала про их отца. Когда смертельно больная старушка умерла, Джиму передали коробочку с камелией. Этим заканчивается 11 глава и 1 часть романа Харпер «Убить пересмешника». Краткое содержание расскажет о второй части.

To kill a mockingbird краткое содержание по главам

Роман To kill a mockingbird состоит из 31 главы, краткий пересказ которых приводится ниже.

Знакомство с главными героями произведения и описание городка Мейкомб. Рассказ о событиях начала 30-х годов приводится в форме воспоминаний Джин Луизы Финч.

Девочка живет со своим отцом, занимающимся адвокатской практикой, братом Джимом, который старше сестры на четыре года, и Кэлпурнией.

Мама детей умерла, когда Джин Луизе было два года. С тех пор воспитанием мальчика и девочки занимается отец, которого они считают вежливым и справедливым.

Летом шестилетняя Джин и девятилетний Джим знакомятся с Диллом, с которым вместе беззаботно проводят время. Дети играют в различные игры. Но больше всего их привлекает дом Рэдли и его обитатели.

Читайте так же:
Сколько цемента надо кубометр бетона

По слухам, внутри заточен Страшила Рэдли, младший сын Натана Рэдли, связавшийся в юности с плохой компанией и наказанный отцом.

Наступил сентябрь, дети попрощались с Диллом, и началась школьная жизнь. Глазастику скучно в школе, где она не может проявить себя, и где молоденькая учительница обучает детей по-новому.

Дети Финч приглашают на завтрак сына фермера Канингема. Уолтер Канингем беседует рассудительно по-взрослому с Аттикусом, а Глазастик вновь проявляет свою непосредственность, за что получает нагоняй от Кэлпурнии. В школе происходит примечательный инцидент с Баррисом Юэлом, пришедшим в первый день на занятия по требованию инспектора. Он доводит до слез молодую мисс Кэролайн и покидает класс.

В школе у Глазастика по-прежнему не все гладко. Однажды по дороге домой она обнаруживает в стволе дуба на границе земли Рэдли пакетики с жевательной резинкой. Она рассказывает о находке брату, и позднее они находят в дупле много интересных мелочей.

Дети, догадываясь, что тайник в дубе устроил Страшила Рэдли, написали ему записку. За это они получают нагоняй от Аттикуса, запрещающего дразнить людей и разыгрывать историю их жизни на глазах у соседей.

Мальчишкам приходит в голову забраться в огород Рэдли, где убегая от хозяина дома, Джим теряет штаны. А утром заботливо зашитые брюки обнаруживаются на заборе.

Джин Луиза переходит во 2 класс, где ей нравится не больше чем в 1. В тайнике дети обнаруживают двух куколок из мыла, а через две недели – жевательную резинку, потом – медаль. Но кто-то замазывает дупло цементом, и дети сильно расстраиваются.

Рассказывается о зимних забавах, когда неожиданно выпадает редкий для юга Америки снег. Дети лепят забавного снеговика, которого соседка мисс Моди называет Мофродит.

Дети сталкиваются с жестокой реальностью, когда их отец берется защищать чернокожего. Глазастик болезненно воспринимает нападки окружающих на Аттикуса и с кулаками бросается на обидчиков.

Джин и Джим испытывают гордость за отца, одним выстрелом убившего бешеного пса.

Джим, не стерпевший высказываний миссис Дюбоз об Аттикусе, разоряет ее цветник. В наказание ему приходится читать вслух больной старухе Дюбоз.

Луиза старается поддержать брата. Болезнь приводит к смерти миссис Дюбоз, оставившей мальчику коробку с камелиями.

Ожесточившаяся на весь мир женщина не оттаивает и на смертном одре. Так заканчивается первая часть романа.

В воскресенье Кэлпурния ведет ребят в церковь для чернокожих, где остро ощущаются расовые различия.

Приезжает тетя Александра, чтобы заняться воспитанием племянников.

Аттикус Финч занимается защитой Тома, отчего на семью Финчей ополчились жители городка. Неожиданно появляется Дилл, сбежавший из дома.

Аттикус дежурит у дверей здания, где арестованный Том дожидается суда. Ночью Джин и Джим становятся свидетелями попытки совершить жителями самосуд над негром.

Ребята присутствуют на судебном процессе и проникаются сочувствием к Робинсону.

На процессе Юэлы показывают свое истинное лицо. Мэйелла Юэл свидетельствует против Тома.

Томас Робинсон дает показания и рассказывает свою версию событий. С речью на суде присяжных выступает Аттикус.

Присяжные признают Тома виновным.

Ребята переживают из-за несправедливого приговора, не понимая, как такое могло случиться.

Мистер Юэл угрожает Аттикусу.

Тетя Александра устраивает прием для дам Мейкомба, на котором присутствует Глазастик.

Тома Робинсона застрелили при попытке к бегству.

Джим переходит в седьмой класс, Джин Луиза в третий. Они по-прежнему не могут забыть про суд над Томом.

В школе готовится праздник на День всех святых, где Глазастик выступит в костюме окорока.

Джим и Джин Луиза в темноте возвращаются с праздника, когда на них нападает неизвестный. Девочку защитил объемный костюм от удара ножом, а мальчик серьезно избит. На помощь приходит Страшила Рэдли, который в схватке убивает обидчика и на руках приносит Джима домой. Аттикус вызывает врача и шерифа. Мистер Тейт, возвратившись с места преступления, сообщает, что обнаружил под деревом Боба Юэла с кухонным ножом между ребер.

Джин Луиза рассказывает взрослым обо всем, что произошло с ней и братом по дороге с праздника. В своем огромном костюме она больше слышала, чем видела.

Глазастик знакомится со своим спасителем Артуром Рэдли. Аттикус и Гек спорят о том, как представить случившееся жителям и приходят к выводу, что Боб Юэл сам напоролся на собственный нож. Ведь вмешать в грязную историю Артура значило бы, по словам Джин, «застрелить пересмешника».

Глазастик провожает Страшилу домой, а возвратившись, видит отца, дежурившего у постели раненого сына.

История Страшилы Рэдли

В то лето к ним в небольшой городок Мейкомб, к соседке, приехал племянник Дилл. Он сказал, что ему 7 лет. Дети быстро подружились, Джим и Глазастик рассказали новому знакомому о доме Страшилы Рэдли. Ходили слухи, что там живет злой дух, который выходит по ночам и совершает мелкие преступления. Еще говорили, что когда Рэдли был подростком, попал в плохую компанию. Затем юноши из этой группы поступили в училища, получили образование, а отец Рэдли запер его в доме и далеко не отпускал с тех пор.

Как-то Страшила, настоящее имя которого Артур, вырезал ножницами картинки, мимо проходил его отец. Сын вонзил тому ножницы в ногу, вынул их и продолжил заниматься своим делом, как ни в чем не бывало. Старший Рэдли не стал вызывать полицию, а смог так поговорить с сыном, что тот вообще перестал выходить на улицу и 15 лет его никто не видел.

Дилла так потрясли эти слухи, что он на спор забежал в калитку, домчался до дома Рэдли и убежал назад. Этим он доказал новым друзьям, что смелый. На этом заканчивается первая глава романа Харпер Ли «Убить пересмешника», краткое содержание произведения переходит к следующим.

Анализ произведения «Убить пересмешника»

Критика относит книгу «Убить пересмешника» к жанру романа о нравах, о чем говорит аннотация к изданию. Произведение призвано воспитывать подростков, прививать им чувства справедливости и взаимопомощи.

Читайте так же:
Чем отмыть разводы цемента с кирпича

В повествовании присутствует большое количество диалогов, что является отличительной чертой детской и юношеской литературы.

Диалоги прерывают объяснения, звучащие из уст главных героев детей. Все это оживляет текст и захватывает читателя.

Заглавие романа несет определенную интригу, вызывает непонимание, заставляет задуматься над смыслом написанного. И лишь отрывок, в котором Аттикус говорит о птице пересмешнике, объясняет название книги, раскрывая главную истину, что нельзя обижать слабых и беззащитных.

Не меньшее внимание при анализе произведения следует обратить на имена персонажей книги. В некотором смысле их можно назвать нарицательными, служащими характеристикой людей, их носящих.

Так, фамилия отца Джин и Джима, Atticus Finch, переводится с английского как «зяблик». Прозвище его дочери, переведенное на русский как Глазастик, в оригинале – Scout, дословно скаут или следопыт.

О чем повествуют 2, 3 и 4 главы

В начале сентября Дилл уехал домой, а Глазастик пошла в первый класс. В первый же день не обошлось без казусов, но они показывают доброту девочки.

Когда на перемене дети достали завтраки, принесенные из дома, Уолтер Канингем – бедно одетый ребенок, ничего не ел. Учительница хотела дать ему взаймы деньги на ланч, но тот не брал, она настаивала. Тогда Луиза попыталась объяснить преподавательнице, что мальчик из рода Канингемов, они бедны, денег отдать не смогут, а хворост учительнице ни к чему. Луиза имела ввиду, что те смогут расплатиться только натуральными продуктами, но рассерженная преподавательница мисс Кэролайн легонько хлопнула девочку по рукам линейкой. Это было наказание.

Было не больно, но обидно, поэтому Глазастик налетела на перемене на Уолтера и начала тыкать его носом в землю. Спас Канингема Джим, позвавший его к ним обедать. После еды дети опять направились в школу. Но Луизе там не понравилось, ведь учительница сказала, что она неправильно читает, хотя этому девочку учил любимый отец.

Это мы узнаём из 3 главы первой части книги «Убить пересмешника». Краткое содержание тотчас же переходит к четвертой. Она поведает, что девочка начала находить в дупле дерева небольшие, но приятные подарки – жевательную резинку, старинные монеты в коробочке, а позже (в 7 главе) – деревянных кукол, одна была похожа на нее, вторая на брата. В конце мы узнаем, что их им делал Страшила.

Тропик Рака

Тропик Рака – роман известного писателя Генри Миллера. Многие события, которые описываются в романе имели место быть в жизни самого писателя. В романе были описаны очень откровенные сцены и на территории Англии и США продажа книг была запрещена. В тоже время многие очень одобрительно высказались о произведении. В частности, Оруэлл назвал этот роман одним из самых значимых в середине 30-х годов.

Прочитайте краткое содержание нашумевшего романа «Тропик Рака».

Краткое содержание романа
Тропик Рака

Опытным полем, на котором развертывается парадоксальное и противоречивое течение одной человеческой жизни — жизни неимущего американца в Париже рубежа 1920—1930-х гг., — становится, по существу, вся охваченная смертельным кризисом западная цивилизация XX столетия.

С Генри, героем книги, мы впервые сталкиваемся в дешевых меблирашках на Монпарнасе на исходе второго года его жизни в Европе, куда его привело непреодолимое отвращение к регламентированно-деловому, проникнутому духом бескрылого практицизма и наживы образу жизни соотечественников. Не сумев прижиться в мелкобуржуазном кругу бруклинских иммигрантов, из семьи которых он родом, «Джо» (как называют его иные из теперешних приятелей) стал добровольным изгоем из своего погрязшего в материальных заботах отечества. С Америкой его связывает лишь память о вернувшейся на родину бывшей жене Моне да постоянная мысль о денежном переводе из-за океана, который вот-вот должен прийти на его имя. До поры делящий крышу с перебивающимся случайными приработками литератором-эмигрантом Борисом, он постоянно одержим мыслью о том, как добыть денег на пропитание, и еще — спорадически накатывающими приступами эротического влечения, от времени до времени утоляемого с помощью жриц древнейшей профессии, которыми кишат улицы и переулки богемных кварталов французской столицы.

Герой-повествователь — типичное «перекати-поле»; из бесчисленных житейских передряг, складывающихся в цепь осколков-фрагментов, его неизменно выручает интуитивный здравый смысл и приправленная порядочной дозой цинизма неистребимая тяга к жизни. Он ничуть не лукавит, признаваясь самому себе: «Я здоров. Неизлечимо здоров. Ни печалей, ни сожалений. Ни прошлого, ни будущего. Для меня довольно и настоящего».

Париж, «точно огромный заразный больной, разбросавшийся на постели Красивые улицы выглядят не так отвратительно только потому, что из них выкачан гной». Но Генри/Джо обитает в естественном для него окружении шлюх, сутенеров, обитателей борделей, авантюристов всех мастей… Он с легкостью вписывается в жизнь парижского «дна», во всей его натуралистической неприглядности. Но мощное духовное начало, тяга к творчеству парадоксально сосуществуют в натуре Генри/Джо с инстинктивным гласом утробы, превращая шокирующий физиологичностью деталей рассказ о теневой стороне бытия в феерическую полифонию возвышенного и земного.

Презирающий отечество как образцовую цитадель вульгарной буржуазности, не питающий ни малейших иллюзий относительно перспектив всей современной цивилизации, он движим честолюбивым стремлением создать книгу — «затяжное оскорбление, плевок в морду Искусству, пинок под зад Богу, Человеку, Судьбе, Времени, Аюбви, Красоте…» — ив процессе этого на каждом шагу сталкивается с неизбывной прочностью накопленной человечеством за века Культуры. И Спутники, к которым прибивает Генри/Джо полуголодное существование, — тщетно взыскующие признания литераторы Карл, Борис, Ван Норден, драматург Сильвестр, живописцы Крюгер, Марк Свифт и другие — так или иначе оказываются перед лицом этой дилеммы.

В хаосе пораженного раковой опухолью отчуждения существования неисчислимого множества одиночек, когда единственным прибежищем персонажа оказываются парижские улицы, каждое случайное столкновение — с товарищем по несчастью, собутыльником или проституткой — способно развернуться в «хэппенинг» с непредсказуемыми последствиями. Изгнанный с «Виллы Боргезе» в связи с появлением экономки Эльзы Генри/Джо находит кров и стол в доме драматурга Сильвестра и его подруги Тани; затем обретает пристанище в доме промышляющего торговлей жемчугом индуса; неожиданно получает место корректора в американской газете, которое спустя несколько месяцев по прихоти случая теряет; потом, пресытившись обществом своего помешанного на сексе приятеля Ван Нордена и его вечно пьяной сожительницы Маши (по слухам — русской княгини), на некоторое время становится преподавателем английского в лицее в Дижоне, чтобы в конце концов весною следующего года снова оказаться без гроша в кармане на парижских улицах, в еще более глубокой убежденности в том, что мир катится в тартарары, что он — не более чем «серая пустыня, ковер из стали и цемента», в котором, однако, находится место для нетленной красоты церкви Сакре-Кёр, неизъяснимой магии полотен Матисса («…так ошеломляет торжествующий цвет подлинной жизни»), поэзии Уитмена («Уитмен был поэтом Тела и поэтом Души. Первым и последним поэтом. Сегодня его уже почти невозможно расшифровать, он как памятник, испещренный иероглифами, ключ к которым утерян»). Находится место и царственному хороводу вечной природы, окрашивающей в неповторимые тона городские ландшафты Парижа, и торжествующему над катаклизмами времени величавому течению Сены: «Тут, где эта река так плавно несет свои воды между холмами, лежит земля с таким богатейшим прошлым, что, как бы далеко назад ни забегала твоя мысль, эта земля всегда была и всегда на ней был человек».

Читайте так же:
Расход по норме цемент

Стряхнувший, как ему кажется, с себя гнетущее ярмо принадлежности к зиждущейся на неправедных основах буржуазной цивилизации Генри/Джон не ведает путей и возможностей разрешить противоречие между охваченным лихорадкой энтропии обществом и вечной природой, между бескрылым существованием погрязших в мелочной суете современников и вновь и вновь воспаряющим над унылым горизонтом повседневности духом творчества. Однако в страстной исповедальности растянувшейся на множество томов автобиографии Г. Миллера (за «Тропиком Рака» последовали «Черная весна» (1936) и «Тропик Козерога» (1939), затем вторая романная трилогия и полтора десятка эссеистических книг) запечатлелись столь существенные приметы и особенности человеческого удела в нашем бурном и драматичном веке, что у эксцентричного американца, стоявшего у истоков авангардистских исканий литературы современного Запада, и сегодня немало учеников и последователей. И еще больше — читателей.

Вы прочитали краткое содержание романа «Тропик Рака». Предлагаем вам также посетить раздел Краткие содержания, чтобы ознакомиться с изложениями других популярных писателей.

Федор Гладков — Цемент

…Более полувека прошло со дня выхода «Цемента» в свет. И вот в июльском номере журнала «Вопросы литературы» за 1975 год появилась неизвестная статья Луначарского[1] (ее нет ни в собрании его сочинений, ни в библиографических справочниках), посвященная творчеству Эмиля Золя, где «Цемент» назван «одним из лучших коммунистических романов».

Коммунистический роман… Такого определении за все 50 лет не было ни в нашей, ни в зарубежной прессе. Оно звучит как призыв к дальнейшему изучению «Цемента», к раскрытию еще далеко не исчерпанной глубины идейно-эстетического содержания романа.

I. ПУСТЫННЫЙ ЗАВОД

1. У порога гнезда

Так же, как три года назад, в этот утренний час раннего марта море за крышами казарм и аркадами завода кипело солнцем, а воздух между горами и морем был винный, в огненном блеске. И голубые трубы, и железобетонные корпуса завода, и рабочие домики Уютной Колонии, и ребра гор в медной окалине плавились в солнце и были льдисто-прозрачны.

Ничто не изменилось за эти три года. Дымные горы в отеках, оползнях, каменоломнях и скалах — такие лее, как были и в детстве. Издали видны знакомые разработки по склонам, бремсберги в камнях и кустарниках, мосты и лифты в узких ущельях. И завод внизу — тот же: целый город из куполов, башен и цилиндрических крыш, и та же Уютная Колония по склону горы, над заводом, с чахлыми акациями и двориками в две квадратных сажени у каждого крыльца.

Если войти в пролом бетонной стены, отделяющей заводскую территорию от городского предместья (была калитка, а теперь пролом), во второй казарме — квартира Глеба.

Сейчас встретит его жена Даша с дочкой Нюркой, вскрикнет и замрет на груди, потрясенная радостью. Даша не ждет его, и он не знает, что испытала она без него за эти три года. Нет в стране троп и дорог, не смоченных человеческой кровью: прошла ли здесь смерть только по улице, мимо рабочих конур, или в огне и вихре разметала и его гнездо?

За стеной, на пустыре, играли чумазые детишки, бродили пузатые козы со змеиными глазами и обгладывали кусты акаций.

А петухи изумленно вскидывали навстречу Глебу красные головы в сердитом окрике:

И сердцем слышал Глеб, что и горы в развалинах каменоломен, и трубы, и рабочий поселок гремят глубоким подземным грохотом…

С горы видно, как между каменными корпусами завода стекают вниз к морю, к пирсам, триумфальными арками, в виде гигантской буквы Н, бетонные устои канатной дороги. Струнами натянуты между ними стальные канаты с застывшими в полете вагонетками, и под ними — ржавая железная кисея предохранительной сетки. И там, на конце каботажа, над ажурной башней, — распластанные крылья электрического крана.

Хорошо! Опять — машины и труд. Новый труд — свободный труд, завоеванный борьбой — огнем и кровью. Хорошо!

Кричат вместе с детишками козы. Пахнет нашатырной прелью свиных закут. И всюду — бурьян и улочки, засоренные курами.

Почему — козы, свиньи и петухи? Раньше это строжайше запрещалось дирекцией.

Навстречу, по дорожке, шли гуськом из Уютной Колонии три бабы с барахлом под мышкой. Впереди — старуха, облика бабы-яги, а две позади — молодые: одна — пухлая, грудастая; у другой — глаза красные и веки красные, а на лицо козырьком натянут платок.

В старухе Глеб узнал жену слесаря Лошака; полногрудая — жинка слесаря Громады, а третья оказалась незнакомой.

Он козырнул в радостном волнении.

— Здравия желаю, товарищи женщины!

Читайте так же:
Время усадки цементного раствора

А они поглядели опасливо и обошли его. И только жена Громады весело огрызнулась:

— Ну, ну, проваливай мимо! Не наздравствуешься с каждым…

— Да что вы, бабы? Не узнали меня, что ли?

Старуха Лошака остановилась и басом сказала не ему, а себе:

— Да это ж — Глеб! Господи! С того света свалился…

И пошла спокойно, угрюмо своей дорогой.

А Громадиха засмеялась и ничего не сказала. Только издали, самой стены, оглянулась и затараторила:

— Торопись, Глеб Иванович, — беги! Поиграй в жмурки с своей Дашей… Найдешь — опять поженитесь.

Глеб поглядел на женщин и не узнал в них прежних приветливых соседок. Здорово, должно быть, потрепала жизнь заводских баб!

Та же оградка у дворика в две квадратных сажени, и тот же в улицу сортир будкой. Только покорежило ограду — и время и зимние норд-осты, — и сизая шелуха зашелудивила доски.

Вот сейчас с криком выбежит Даша. Как встретит она его, пришедшего из огня и смерти? Может быть, она считает его погибшим, а может быть, ждет его каждый день с того самого часа, когда он глухой ночью оставил ее одну с Нюркой в этой конуре?

Он бросил сумку на землю, а шинель на ограду. Постоял, вскинул руки вверх и в стороны, чтобы успокоиться, и вытер пот с лица рукавом гимнастерки.

И только что хотел подняться на крыльцо — дверь распахнулась.

Женщина в красной повязке, смуглая, густобровая, в мужской косоворотке, стояла в черном квадрате дверей и смотрела на него с изумлением. И когда она встретила улыбку Глеба, в глазах у нее вспыхнула испуганная радость.

Знакомый вздрагивающий подбородок, и чуть припухшие девичьи щеки, и яблочком нос, и поворот головы вбок при пристальном взгляде, и прежние упрямые брови — это она, Даша. А все остальное (что — не назовешь сразу) — чужое, не виданное в ней раньше никогда.

— Дашок, жинка. Родная! Ну.

И бросился к ней, задыхаясь от бурного волнения.

А Даша как стала в дверях, на верхней ступеньке крылечка, так и застыла, только растерянно отмахнулась от Глеба, как от привидения. И тихо пролепетала, густо краснея:

— Это — ты… Ой, Гле-еб. Милый.

А в глазах, в черной глубине, вспыхивал неосознанный страх. И как только обнял ее Глеб и впился в ее губы — сразу ослабела она и замерла до потери сознания.

— Ну вот… жива и здорова, голубка…

А она не могла от него оторваться и по-ребячьи лепетала:

— Ой, Гле-еб. Как же ты так… Я и не знала… Откуда же ты взялся. И так… неожиданно!

И смеялась, и прятала у него голову на груди. А он все прижимал ее и чувствовал, как бьется ее сердце, как вся она дрожит в неудержимом трепете.

Они отрывались друг от друга, опьяненно вглядывались в лица, в глаза, смеялись и опять бурно обнимались.

Глеб вскинул се на руки, как ребенка, и хотел унести в комнату, как бывало в первые дни женитьбы. Но Даша вырвалась и с лукавой усмешкой стала оправляться.

— Ух, как распалился. И я как сумасшедшая…

Причесывая гребенкой волосы и тяжело дыша, она пятилась от него к калитке. Но вдруг спохватилась и крикнула испуганно:

— Ой, опоздала. Бежать, бежать надо, Глеб.

И уже серьезно, но еще взволнованно говорила:

— Зайди в завком и запишись на паек. Мне страшно некогда. Ах, Глеб… ах, товарищ. Даже не верится… совсем стал другой — новый… и родной и чужой.

— Что такое? Дашок. Ничего не пойму…

Даша уже стояла у калитки и улыбалась.

— Я обедаю в городе, в столовой нарпита, а хлеб получаю в парткоме. А ты зайди в завком, зарегистрируйся на хлебную карточку. Два дня я не буду — очень срочная командировка в деревню… Пока отдыхай с дороги. Сейчас выезжаю — ждет подвода. Никак не могу…

— Да подожди же, Дашок… Как же так? Не успел носа показать, а ты удираешь…

Он ринулся к ней и сгреб со всего размаху. А она с ласковой настойчивостью опять освободилась.

— Да скажи мне, Дашок, что это значит…

— А я — в женотделе, Глеб.

— Как в женотделе? А Нюрка. Где же дочка?

— Нюрка — в детдоме. Иди отдыхай. Мне ни минуты нельзя… Разговор у нас будет потом… Сам понимаешь: партдисциплина.

И побежала быстрыми шагами. Красная повязка упрямо дразнила его до самой стены, звала за собой и смеялась.

А потом, у пролома, Даша оглянулась, помахала ему рукой и сверкнула зубами.

Глеб подбежал к заборчику и крикнул:

— Дашок! А Нюрочка-то как же? Должно быть, большая… Я забегу к ней. В каком это доме?

— Нет, нет, не смей! Вместе сходим. А пока отдохни.

Глеб стоял на крылечке и, пораженный, смотрел на уходящую Дашу: никак не мог понять, что случилось.

Три года провел в громе гражданской войны. Эти три года горел он в вихре грозных событий… А как прожила эти годы Даша?

Вот он пришел к своему гнезду, откуда бежал когда-то в безлюдную ночь. Вот опять тот завод, где он гарью и маслом пропитался еще маленьким шкетом. А гнездо — пусто, и Даша встретила не так, как он мечтал.

Он присел на ступеньку крыльца и сразу почувствовал, что очень устал. И не оттого устал, что прошел четыре версты от вокзала, а устал от этих трех лет и от этой странной встречи с Дашей.

Почему эта необычная тишина? Почему стрекочет воздух и куриный шелест ползет по Уютной Колонии?

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector